Психология и методология образования

Этический выбор и самоопределение инженера

Ю.Ф. Гущин

В статье обсуждается  связь между этическими, профессиональными и личностными аспектами поведения специалиста. Известно, что в основе ситуаций, рассматриваемых в инженерной этике, лежит этический конфликт. Достаточно типичной для инженерной этики является ситуация, описываемая в статье Майкла Девиса “Думать как инженер “ ([1]). В ней описывается случай, связанный с катастрофой Челинджера и обстоятельства, предшествовавшие этой катастрофе.  Накануне запуска космического корабля  Шатл инженерная группа компании Мортон Тиоколь, возглавляемая  вице-президентом Лундом, высказались против запуска, так как у них появились сомнения в надежности изолирующих колец, герметизирующих сегменты ракетоносителей ( суть инженерной проблемы, связанной с этой ситуацией, описана в указанной статье и мы не будем ее пересказывать ). Специалистам из Центра космических полетов показались неубедительными доводы инженеров, на основании которых ими была дана рекомендация отменить запуск ( ведь это были только сомнения, не подтвержденные фактами ). Кроме того, у руководителей Центра космических полетов были свои доводы и обстоятельства, подталкивающие их к тому, чтобы не откладывать запуск. Во-первых, “ Протокол безопасности полета Центра был положительным. Если бы дело обстояло иначе, Центр не разрешил бы полет”. Во-вторых, как пишет М. Девис “ Они хотели запуска ... Программа Шатл все больше отставала от претензионного графика запуска. Конгресс выражал недовольство. И если бы запуск прошел по графику, Президент уже следующим вечером в радиообращении мог бы провозгласить первенство в космосе, что было бы очень хорошей рекламой как раз в то время, когда программа Шатл в ней нуждалась” ( 1 ) .

 Но, вместе с тем, без санкции инженеров  компании, строившей ракету, руководители Центра не могли решиться на запуск. В тот момент только Лунд стоял на пути тех, кто стремился произвести запуск во что бы то ни стало. Тогда они попробовали переубедить  Лунда. Начальник Лунда Д. Мейсон предложил ему посмотреть на проблему шире, т.е. принять в расчет соображения и позицию руководителей Центра, ( менеджеров ), а не только сомнения инженерной группы. В этой ситуации Лунд изменил точку зрения и дал свою санкцию на запуск. На следующее утро при запуске Шатл взорвался на старте. Причиной аварии стали герметизирующие кольца.

Ситуация, описанная в статье М. Девиса, является достаточно типичной. Можно привести немало случаев, когда под влиянием обстоятельств, страха или личной заинтересованности инженеры ( но не только они ) принимают решения, которые имеют отрицательные последствия ( становятся причинами аварий, происшествий, катастроф ) и наносят вред людят, обществу и окружающей среде. В плане практического осмысления таких ситуаций необходимо прежде всего понять, почему инженер ( или любой другой специалист ), находясь в ситуации выбора между возможными альтернативами поведения, выбирает не лучшее с точки зрения безопасности и других высших ценностей решение, которое становится затем причиной ущерба для “ других”, а в конечном счете и для него самого.

Анализируя эту проблему, М. Девис указывает на различие позиций инженера и управляющего ( менеджера ). “ Можно сказать, - пишет он,- что управляющие обучены управлять людьми, инженеры - управлять вещами” ( 1 ). Это можно понять так: каждый имеет свою область компетенции и профессиональной ответственности - инженеры, в описываемой ситуации, как специалисты в своей области ответственны за конструкцию ракеты и только они могли до конца понимать значение и последствия выявленных недостатков. Управляющие, в свою очередь, отвечают за другие проблемы. Особо значимыми для них в этой ситуации могли быть проблемы, связанные с отставанием  работ от графика, дополнительными затратами в случае отмены запуска, давлением на них “сверху”, престижными соображениями и др.  Поэтому аргументы Лунда и других инженеров, на основании которых они рекомендовали отложить запуск, показались им не совсем серьезными и убедительными. “Центр Космических полетов был “удивлен”, даже “потрясен” данными, на основании которых была дана рекомендация отменить запуск”, - пишет М. Девис. Поэтому  менеджеры “надавили” на инженера Лунда и он изменил свою первоначальную позицию. В результате путь к запуску ракеты оказался открыт, что и привело, в итоге, к катастрофе. Аварии вероятнее всего не произошло бы, если бы Лунд сохранил свою прежнюю позицию и не подписал разрешения на запуск. Но почему Лунд изменил свою позицию и что в этой ситуации могло бы способствовать правильному выбору ? Майкл Девис приходит к выводу, что последовательное отстаивание инженерами своей позиции, опирающееся на этический кодекс инженеров, позволяет решить эту проблему. Это, в частности, отражено им и в названии статьи: “ Думать как инженер: место этического кодекса в профессиональной практике”.

Во многих отношениях рассмотренная конфликтная ситуация остается неясной с точки зрения поведения ее участников. Непонятно, например, почему опытный инженер Лунд поддался “уговорам” своего начальника и уступил? Что означали для него слова, произнесенные Д. Мейсоном? Почему, наконец, безопасность полета и ее обеспечение оказались не главным в поведении менеджеров? Эти и другие вопросы являются существенными в контексте анализа этического поведения специалиста в конфликтной ситуации. Поэтому целесообразно, на наш взгляд, продолжить анализ  и попытаться выявить этические составляющие этой ситуации.

Во многих отношениях рассмотренная конфликтная ситуация остается неясной с точки зрения поведения ее участников. Непонятно, например, почему опытный инженер Лунд поддался “уговорам” своего начальника и уступил? Что означали для него слова, произнесенные Д. Мейсоном? Почему, наконец, безопасность полета и ее обеспечение оказались не главным в поведении менеджеров? Эти и другие вопросы являются существенными в контексте анализа этического поведения специалиста в конфликтной ситуации. Поэтому целесообразно, на наш взгляд, продолжить анализ  и попытаться выявить этические составляющие этой ситуации.

Прежде всего, выясняется, что конфликт имеет несколько уровней и развивается. Вначале описывается, как накануне запуска ракеты “ вице-президент по инженерным службам в Мортон Тиоколь, Лунд председательствовал на совещании инженеров, которые единогласно высказались против запуска” ( 1 ). Лунд согласился с их мнением. Причиной для такого решения послужили сомнения инженеров в отношении прочности изолирующих колец, герметизирующих сегменты ракеты-носителя“[1]. С другой стороны, для Лунда имело значение то, что именно компания Мортон Тиоколь, к которой принадлежал он сам, предложила идею с герметизирующими кольцами. Это позволило компании победить в конкурсе и получить контракт на строительство ракеты. Этот контракт принес Тиоколю 150 миллионов долларов прибыли. Таким образом, на начальной стадии ситуацию, в которой оказался Лунд, можно охарактеризовать следующим образом: Лунд знал о недостатках конструктивного решения ракеты-носителя и, как инженер, мог предвидеть последствия. С другой стороны, как один из руководителей Тиоколь, он не мог не беспокоиться по поводу престижа компании. В случае, если бы их сомнения не подтвердились, пострадал бы престиж компании, а кроме того мог пострадать престиж самого Лунда - как инженера и как одного из руководителей компании. В этот момент единогласное мнение по вопросу о запуске  других инженеров привело к тому, что Лунд высказался против запуска. Кроме того, в этот момент Лунд был почти уверен, что полет будет отложен.

После того, как начальник Лунда Дж. Мейсон проинформировал Центр Космических Полетов о решении инженеров, ситуация для Лунда изменилась. Во-первых, руководители Центра космических полетов отрицательно отнеслись к предложению инженеров отложить запуск. “ Они хотели запуска”, - пишет М. Девис. Позиция  Центра в пользу запуска подкреплялась тем, что протокол безопасности полета был положительным. Кроме этого, два представителя компании Мортон Тиоколь в ранге вице-президента компании ( Джеральд Мейсон и Джозеф Килминстер ) готовы были поддержать позицию Центра в этом вопросе. Отмечается, в частности, что Джеральд Мейсон “...повторно изучил данные и решил, что кольца должны выдержать ожидаемую температуру”; Джозеф Килминстер, вице-президент Тиоколь по программе Шатл, был готов подрисать разрешение на запуск, но только в том случае, если на это будет санкция Лунда” ( 1 ). Дж. Мейсону, было поручено переговорить с Лундом. Он попросил его посмотреть на эту проблему шире. Лунд последовал этому совету и изменил свою точку зрения. Таким образом, в ситуации, последовавшей за рекомендацией инженеров отложить запуск, позиция сторонников запуска значительно усилилась. В этой ситуации ( если рассматривать ее вне этических норм ) возражения Лунда и других инженеров выглядит чуть ли не как их упрямство.

Описанная в статье М. Девиса ситуация рассматривается как конфликтная, однако содержательно - это не этический конфликт, так как  в нем отсутствует в явном виде этическая ( моральная ) позиция всех ее участников, включая Лунда. Этическая позиция не лежит на одном уровне с ролевыми, статусными, производственными и любыми другими. Она является стороной или аспектом любого поведения в любой из сфер жизнедеятельности человека.[2] И в этом смысле в этике конфликт рассматривается  между личностной ( этической ) позицией человека и любой другой ( позицией инженера, менеджера и т.д. ). В статье М. Девиса подчеркивается, что правильной позицией в этом конфликте является позиция инженера, поскольку она совпадает с требованиями безопасности и опирается на профессиональное знание проблемы[3]. Но всегда ли позиция инженера совпадает с нормами этики, т.е. является моральной? В практике  инженеров имеется немало случаев, когда безупречные с точки зрения инженерного дела решения вступали в противоречие с требованиями общественной безопасности и, тем самым, с требованиями этики. В случае с Лундом конфликт состоит в том, что он понимает, что безопасность  космонавтов может быть подвергнута риску, если предположения инженерной группы оправдаются. Но в то же время он понимает и то, что требования управляющих имеют под собой веские основания и также должны учитываться. Понимал ли Лунд, что он должен выбирать не только между правильным инженерным решением  и требованиями менеджеров, но и между своей моральной ответственностью и другими обстоятельствами, остается скрытым для нас.

Этическому поведению индивида в различных ситуациях - бытовых или профессиональных, предшествует моральный выбор. В общем случае суть этического конфликта сводится к тому, что человек  должен выбрать между двумя альтернативами поведения  - поступками A  и  Z. Выбирая А, он действует в соответствии со своими  личными желаниями, интересами и выгодами; при этом ущемляются интересы “других”. Напротив, выбирая Z, он добровольно отказывается от собственных выгод в пользу интересов “других”. Однако этика не требует, чтобы человек всегда отказывался от собственных желаний и интересов в пользу интересов других. Важным элементом ситуации морального выбора  является соответствие  поступков нравственным принципам, т.е. чтобы сделать правильный  выбор, необходимо оценить моральную ценность поступков  A и Z. Поступки, преследующие личные интересы и ущемляющие интересы “других”, иногда ( или даже часто ) не обладают моральной ценностью. Но истории известно немало случаев, когда “большинство“ также не было на стороне справедливости и добра.

Этическому поведению индивида в различных ситуациях - бытовых или профессиональных, предшествует моральный выбор. В общем случае суть этического конфликта сводится к тому, что человек  должен выбрать между двумя альтернативами поведения  - поступками A  и  Z. Выбирая А, он действует в соответствии со своими  личными желаниями, интересами и выгодами; при этом ущемляются интересы “других”. Напротив, выбирая Z, он добровольно отказывается от собственных выгод в пользу интересов “других”. Однако этика не требует, чтобы человек всегда отказывался от собственных желаний и интересов в пользу интересов других. Важным элементом ситуации морального выбора  является соответствие  поступков нравственным принципам, т.е. чтобы сделать правильный  выбор, необходимо оценить моральную ценность поступков  A и Z. Поступки, преследующие личные интересы и ущемляющие интересы “других”, иногда ( или даже часто ) не обладают моральной ценностью. Но истории известно немало случаев, когда “большинство“ также не было на стороне справедливости и добра.

Вернемся снова к ситуации, связанной с катастрофой Шатла. Как уже отмечалось, до сих пор при анализе этой ситуации отсутствовала в явном виде этическая позиция всех ее участников, включая Лунда. Пока эта ситуация рассматривается как позиционный межличностный конфликт ( как конфликт инженеров и менеджеров ), невозможно, на наш взгляд, понять причины поведения ее участников, а значит и выработать для нее  конструктивные предложения. Непонятно, например, всегда ли  профессиональная позиция инженера лучше ( этичнее ) позиции менеджера и почему позиция менеджера ( управляющего ) оказывается как бы вне этической оценки? Главный вопрос, поэтому, в моральной и личностной зрелости и незрелости специалиста.

В зависимости от уровня моральной зрелости специалиста возможны три типа поведения в ситуации этического конфликта. 

1) Если человек морально зрел и ответственен. В этом случае приоритетной для него является этическая позиция, а наиболее значимой - моральная оценка ситуации. Морально зрелый человек понимает свою ответственность и не утступит моральной позиции ( не изменит решение ) под давлением начальства, из-за страха за свою судьбу, и, тем более, из-за личной материальной выгоды. Конфликт в этом случае чаще всего принимает социальные формы - переносится во вне. Он может быть связан, например, с тем, что противоположная сторона предпринимает действия, направленные на то, чтобы наказать или сломить сопротивление «противника». В принципе, общество должно быть заинтересовано в людях, обладающих моральной зрелостью, и должно было бы защищать, но не всегда способно к этому. В тоталитарных или близких к ним политических режимах, когда отсутствует общественное мнение, люди, занимающие этическую позицию и отстаивающие общественные интересы, часто преследуются.  Поэтому вряд ли можно  требовать и ждать от всех инженеров этически зрелого поведения,  особенно в тех случаях, когда этический выбор сопряжен с различного рода лишениями.

2) Если человек сомневается, причем, сомнения могут иметь самую разную природу: например, это может быть неопределенность в отношении последствий выбора, или неопределенность, обусловленная незрелостью сознания ( в случае, когда человек не может дать правильную оценку разным альтернативам поведения ), или когда страх, опасность наказания или возможные личные потери имеют большее значение для индивида, чем соответствие моральным принципам. Уровень моральной зрелости индивида и степень давления на него  со стороны играют в этом случае решающую роль; чем меньше для человека значимость моральных ценностей и чем больше значимость других факторов, тем выше вероятность того, что конфликт разрешится не в пользу  общества и морали,  и наоборот. В  случае сомнений внутренний конфликт неизбежен. Его напряженность и острота зависит как от сложности  ситуации, так и от значимости для индивида разных альтернатив, за которыми, в свою очередь стоят ценностные ориентации, мотивация, уровень морального развития и т.д.

3) Если человек морально незрел (или просто аморален). В этом случае личная выгода или угроза личному престижу и/или материальному положению будут играть определяющую  роль в принятии  решений человеком.

В первом случае индивид принимает решение, опираясь на моральные принципы, и несет полную ответственность за последствия и результаты своего поведения. Таким образом с этической точки зрения ( совпадающей с интересами общества ) этот случай является наиболее надежным. Социальные последствия такого поведения для самого индивида могут быть различными в зависимости от того, поддерживает общество такое поведение или нет. В первом случае человек чувствует себя защищенным и поэтому, несмотря на возможные отрицательные последствия для себя со стороны, например, начальства, он может воспринимать их как временные трудности и продолжает чувствовать свою правоту. В случае, когда моральное поведение индивида не поддерживается окружающими и обществом ( особенно, когда отрицательные последствия неморальных решений отодвинуты во времени ), он оказывается в социальной изоляции, а возможность повторения или подражания такому поведению  становится проблематичным. Очевидно, общество должно быть заинтересовано в том, чтобы поддерживать таких людей, но это зависит от развития общества, отношения его к моральным ценностям, политического режима, наличия общественных организаций, способных противостоять корпоративным  антиобщественным интересам и т.д.

Когда индивид пребывает в сомнении относительно того, как ему поступить ( в ситуации,  подобной той, в которой оказался Лунд), то это означает, что он либо не может правильно оценить ситуацию вследствие моральной незрелости , либо не известны результаты и последствия принятия решений, либо по своим психологическим  особенностям человек не может решиться на моральный поступок ( например, из-за боязни санкций ). Каждый из этих случаев требует соответствующего психологического и социального обеспечения. Можно сказать, что в первом случае необходима целенаправленная работа по развитию морального сознания индивида ( обучение умению распознавать ситуацию и умению правильно определяться в ней ). Во втором случае необходимо обучать снимать неопределенность и/или действовать в ситуациях частичной неопределенности с учетом моральных критериев. В третьем случае необходима психологическая и социальная поддержка индивида, а в аспекте обучения - необходим специальный психологический тренинг и обучение поведению  в условиях моделирования этических конфликтов.

Когда индивид пребывает в сомнении относительно того, как ему поступить ( в ситуации,  подобной той, в которой оказался Лунд), то это означает, что он либо не может правильно оценить ситуацию вследствие моральной незрелости , либо не известны результаты и последствия принятия решений, либо по своим психологическим  особенностям человек не может решиться на моральный поступок ( например, из-за боязни санкций ). Каждый из этих случаев требует соответствующего психологического и социального обеспечения. Можно сказать, что в первом случае необходима целенаправленная работа по развитию морального сознания индивида ( обучение умению распознавать ситуацию и умению правильно определяться в ней ). Во втором случае необходимо обучать снимать неопределенность и/или действовать в ситуациях частичной неопределенности с учетом моральных критериев. В третьем случае необходима психологическая и социальная поддержка индивида, а в аспекте обучения - необходим специальный психологический тренинг и обучение поведению  в условиях моделирования этических конфликтов.

Наконец,  можно рассмотреть случай, когда лицо или группа намеренно действуют аморально в своих личных интересах, пренебрегая интересами общества. К сожалению, такие случаи не редки, особенно  в российской общественной жизни и, в частности, в практике российских инженеров. Приведем один такой случай. Позиция традиционных инженеров по вопросу строительства высокоскоростной магистрали (ВСМ ) Москва - Петербург не является правильной с общественной и моральной точки зрения, однако интенсивно отстаивается именно инженерами. Несмотря на то, что независимая экологическая экспертиза доказала, что строительство ВСМ приведет к экологически неблагоприятной ситуации на Валдае[4], защитники проекта (главным образом это инженеры РАО «ВСМ» ), всячески пытаются “протащить” проект  в обход общественному мнению и даже закону [5]. Таких примеров можно привести не один десяток. Аморальное поведение групп и отдельных людей в подобных случаях обусловлено, во-первых, воспитанием, во-вторых, российскими традициями и менталитетом, в третьих - отсутствием гражданского общества и слабым развитием общественных организаций, способных отстаивать интересы общества. Но очевидно и то, что они появились и уже имеют определенный положительный опыт.

Проблема аморальности поведения специалистов тесно переплетается с технократическими тенденциями в российском обществе. Прагматизм и технократизм обрели статус чуть ли не высших ценностей в постсоветской России: они поощряются в печати и с телеэкранов, ими бравируют преуспевающие политики и руководители всех рангов. Не случайно, поэтому, что технократизм оказывает существенное влияние на формирование сознания студентов тех.вузов, у которых и без того наблюдается отставание в гуманитарном развитии. Технократически ориентированное сознание проявляет себя прежде всего в невосприимчивости к гуманитарным проблемам и в отсутствии правильных ориентиров в вопросах, касающихся человеческого бытия. Как правильно отмечает Ю. Шрейдер ([3]), наиболее глубокой глобальной проблемой в нашем обществе является антропологическая, а не экономическая, экологическая или любая другая проблема. “ Самая страшная из грозящих нам катастроф, - пишет он,- это не столько атомная, тепловая и тому подобные варианты физического уничтожения человечества ( а, может быть, и всего живого ) на Земле, сколько антропологическая - уничтожение человеческого в человеке” Сама возможность антропологической катастрофы, по мнению Ю. Шрейдера, “... означает, что грозящая нам неотвратимая гибель общего человеческого дома порождена не сущностью человека, фатально приводящей к дурной цивилизации, но порчей этой сущности” ([3]). Тем важнее направленный поиск и усилия, ведущие к исправлению этой “порчи”. Инженерная этика является одним из средств, позволяющих успешно решать эту проблему.

 

Л И Т Е Р А Т У Р А

 

1. Девис. М. Думать как инженер: место этического кодекса в профессиональной практике.

2. Дробницкий О.Г. Проблемы нравственности. М.: “Наука”, 1977 - 332 с.

3. Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности. М.: “Прогресс”, 1990, - 495 с.

4. Якобсон С.Г. Психологические проблемы этического развития детей. м.: Педагогика, 1984 - 144 с.

 


[1] Данные предыдущих полетов показали, что кольца во время полета подвержены эрозии, причем наиболее активно эрозия происходит на участках, подвергшихся перед стартом наибольшему охлаждению. Экспериментальные данные были фрагментарны, но внушающими тревогу. Казалось, что эрозия усиливается по мере того, как кольца теряли свою упругость, а упругость уменьшалась с температурой. При определенной температуре кольца могли так сильно потерять упругость, что не справлялись с функцией герметизации. Если кольцо выходило из строя в полете, Шатл мог взорваться” ( 1 ). Накануне старта температура на месте запуска Шатла была слишком низкой. Именно это и было причиной, вызвавшей беспокойство инженеров и Лунда, в результате чего они высказались против запуска.

[2] О.Г. Дробницкий пишет об этом так: “ Мораль регулирует поведение и сознание человека ... во всех без исключения сферах общественной жизни - в труде, в быту, в политике, в науке, в семейных, личных, внутригрупповых, межклассовых и международных отношениях. В отличие  от особых требований, предъявляемых к человеку в каждой из этих областей, связанных со спецификой деятельности, внутригрупповых связей и пролфессиональных критериев компетентности, принципы морали имеют социально-всеобщее значение и распространяются на всех людей, фиксируя в себе то общее и основное, что составляет культуру межчеловеческих взаимоотношений и откладывается в многовековом опыте развития общества” ( 2, с.18 ). Другая важная особенность этической позиции состоит в том, что она должна проявлять себя в независимо от влияния на нее авторитетов, статусов, должностных полномочий и т.д. “Выполнение требований морали может контролироваться всеми людьми без исключения и каждым в отдельности.  Авторитет того или иного лица в морали не связан с какими-либо официальными полномочиями, реальной властью и общественным положением, но является авторитетом духовным, т.е. обусловленным его моральными же качествами и способностью адекватно выразить смысл нравственного требования в том или ином случае. ... В отличие же от простых обычаев нормы морали поддерживаются не только силой устоявшегося и общепринятого порядка, властью привычки и совокупного давления окружающих и их мнения на индивида, но получают идейное выражение и обоснование в общих фиксированных представлениях ( заповедях, принципах ) о том, как должно поступать” ( 2, с.18-19 ). Регуляция поведения на основе норм морали представляет собой высшую форму нормативной детерминации поведения человека, которая обеспечивает самостоятельное и добровольное соблюдение норм морали при отсутствии внешнего контроля и принуждения ( 2 ). Определяющую роль в этой регуляции выполняет сознание индивида ( личные убеждения, мотивы и самооценки ), “ ... которое позволяет человеку самому контролировать, внутренне мотивировать свои действия, давать им обоснование, самостоятельно вырабатывать свою линию поведения в рамках коллектива или группы” (  2   ).

[2] О.Г. Дробницкий пишет об этом так: “ Мораль регулирует поведение и сознание человека ... во всех без исключения сферах общественной жизни - в труде, в быту, в политике, в науке, в семейных, личных, внутригрупповых, межклассовых и международных отношениях. В отличие  от особых требований, предъявляемых к человеку в каждой из этих областей, связанных со спецификой деятельности, внутригрупповых связей и пролфессиональных критериев компетентности, принципы морали имеют социально-всеобщее значение и распространяются на всех людей, фиксируя в себе то общее и основное, что составляет культуру межчеловеческих взаимоотношений и откладывается в многовековом опыте развития общества” ( 2, с.18 ). Другая важная особенность этической позиции состоит в том, что она должна проявлять себя в независимо от влияния на нее авторитетов, статусов, должностных полномочий и т.д. “Выполнение требований морали может контролироваться всеми людьми без исключения и каждым в отдельности.  Авторитет того или иного лица в морали не связан с какими-либо официальными полномочиями, реальной властью и общественным положением, но является авторитетом духовным, т.е. обусловленным его моральными же качествами и способностью адекватно выразить смысл нравственного требования в том или ином случае. ... В отличие же от простых обычаев нормы морали поддерживаются не только силой устоявшегося и общепринятого порядка, властью привычки и совокупного давления окружающих и их мнения на индивида, но получают идейное выражение и обоснование в общих фиксированных представлениях ( заповедях, принципах ) о том, как должно поступать” ( 2, с.18-19 ). Регуляция поведения на основе норм морали представляет собой высшую форму нормативной детерминации поведения человека, которая обеспечивает самостоятельное и добровольное соблюдение норм морали при отсутствии внешнего контроля и принуждения ( 2 ). Определяющую роль в этой регуляции выполняет сознание индивида ( личные убеждения, мотивы и самооценки ), “ ... которое позволяет человеку самому контролировать, внутренне мотивировать свои действия, давать им обоснование, самостоятельно вырабатывать свою линию поведения в рамках коллектива или группы” (  2   ).

[3] Решение проблемы в этой ситуации видится в том, что Лунд должен был последовательно придерживаться позиции инженера, а не рассматривать себя “ как средство наилучшего угождения своему начальнику” (       ). Позиция инженера, отражающее истинное знание проблемы, по мнению М. Девиса, должна опираться на положения этического кодекса. Этический кодекс необходим в данном случае как поддержка со стороны инженерного сообщества. “ Кодекс должен защитить каждого профессионала от определенного давления....Кодекс защищает членов профессии от определенных последствий конкуренции. Кодекс - это решение проблемы координации.

 

 4. «Если скоростная дорога пройдет по намеченному маршруту, то хрустальный купол России водораздео Валдая, где будут начало Волга, Днепр, Двина и сотни малых рек, в лучшем случае непредсказуемо изменится, в худшем –высохнет» ( В. Емельяненко, МК, № 7, 1998 г. ).

5 «У разработчиков проекта высокоскоростной магистрали – триумф, рекламируемый чудо-поезд «Сокол», больше года скрываемый от конкурентов, в марте вместе с пробными ВСМ-вагонами будет выставлен на Московском вокзале  в Петербурге и Рижском вокзале в Москве. «Так, по-деловому, без пены у рта мы отвечаем экологам-экстремистам, которые выступают против высоких технологий и тянут Россию назад»,- не без удовлетворения признается Евгений Сотников, академик Академии транспорта РФ, один из главных лоббистов проекта ВСМ....Он умолчал, что Конституционный суд принял к рассмотрению запрос комитета Госдумы по экологии и 129 общественных организаций, обвиняющих РАО “ВСМ” в нарушении Конституции, подлоге экологической экспертизы и финансовых злоупотреблениях» ( там же ).

Отвечая на обвинение экологов в том, что они тянут Россию назад, главный эколог России Алексей Яблоков пишет: «Излюбленный метод сторонников ВСМ - изображать защитников природы ретроградами. Так вот,мы - за высокоскоросную дорогу, потому что это действительно экологически более чистый транспорт, чем другие. Но мы категорически против тех методов, которыми достигается цель».