Психология и методология образования

Будущее психологии и психология будущего (точка зрения, высказанная на круглом столе журнала "Вопросы психологии")

А.А.Тюков

Прежде чем в тезисах своего выступления отвечать на предложенные организаторами нашего круглого стола вопросы, я считаю необходимым сделать общее предварение. Несомненно, тысячелетний рубеж - это хороший повод обсудить перспективы развития психологической науки. Однако следует иметь ввиду, что психология в последние 20 лет уже сделала решающий шаг в осознании себя частью комплекса наук о человеке! Именно в контексте этого исторического шага на мой взгляд будет происходить развитие психологии как науки в XXI веке. Соответственно содержание тезисов моего выступления следует понимать также в этом контексте.

  1. “Гуманитарная парадигма”, делающая человека мерой всего сущего, становится объемлющей рамкой всех форм рационального знания, как человеческого знания о Природе, так и человеческого знания об Обществе и Конкретном человеке. Поэтому XXI век станет не столько веком психологии, сколько веком антропософии и антропологии. Правда, формироваться эти дисциплины будут не в известных нам направлениях классической философии: политической антропологии Макиавели, лингвистической Гумбольдта, педагогической Ушинского, биологической антропологии Нестурха, антропософии Штайнера и других мыслителей прошлого.

Примечание: П-М - практико-методические знания;

И-К - инженерно-конструктивные знания;

Е-Н - естественнонаучные знания.

Рис.1. "Пространство комплексного подхода". Классификация типов и видов человеческой деятельности.

Антропософия и антропология будут развиваться как методология и современный научный комплекс человекознания, человекотехники и человекопрактики. Комплексный подход со своей методологией, приходящей на смену методологии системного анализа, реализует гуманитарную парадигму в формах соорганизации многообразия научных взглядов и точек зрения (в том числе и психологических) в пространстве междисциплинарного взаимодействия.

 

На схеме представлено пространство определения предметных точек зрения и их коммуникации в рамках комплексной науки [ 4 ]. Такую типо-деятельностную онтологию я предлагаю в качестве своего варианта типологического представления комплексного подхода [ 1], [ 3 ].

  1. Согласно периодизации геологической эволюции мы живем в период антропогена кайнозойской эры. Этот период продолжается уже более 3-х миллионов лет и характерен не только возникновением человека разумного, действующего, играющего, общественного, но и таким его - человека царствованием над природой, которое грозит гибелью ей да и самому человеку. Вернадский имел ввиду эру “человека душевного”, любящего и охраняющего природу. Сегодня мало оснований верить такому пророчеству, но XXI век человечеству несомненно дает шанс стать человеколюбивым и устранить отрицательные последствия антропогенных воздействий.

Но один прогноз, связанный по ассоциации с этим вопросом, я хотел бы высказать отдельно. У меня есть много оснований утверждать, что ближайшее будущее станет периодом широкого распространения методологического принципа нового психологизма [ 5 ]. Я подчеркиваю: нового - другого, нежели натуралистический психологизм уходящего века. Придет психологизм, для которого фраза А.Н.Леонтьева о самой высокой точности человеческого чувства, позволяющего строить метрические шкалы в психофизике, становится методологически определяющей “научный подход” будущего. Психологизм, для которого научный принцип П.Тейяра де Шардена “...видеть больше и лучше - это не каприз, не любопытство”. Психологизм, при котором подходить к изучению человека научно, то есть видеть и описывать его как целостный феномен, можно лишь в том случае, когда в центр анализа становится человек, изучающий человека, когда изучение осуществляется “прежде всего субъективно, для самих себя, мы неизбежно центр перспективы” [ 6 ].

  1. Поэтому будущее в психологии за теми направлениями, в которых последовательно будет проводится Картезианская идея диалектики существа мысли и мысли о существовании. “Мыслю, следовательно, существую” - не метафора, а онтологический и гносеологический принцип. Принцип, несколько зашифрованный, но XXI век его расшифрует и реализует. Только для ориентировки назову эти направления: “квалификационный анализ” в понимающей психологии и психоанализе (А.Тюков), “психосемантика” в когнитивной психологии (В.Петренко), “трансцендентальность смыслов”” в психологии личности (Д.Леонтьев), “историография субъективности” в возрастной психологии (В.Слободчиков, Г.Цукерман), психологическое обеспечение в педагогической и клинической психологии (А. Вербицкий, В.Лазарев, С.Ениколопов).

    1. Поэтому будущее в психологии за теми направлениями, в которых последовательно будет проводится Картезианская идея диалектики существа мысли и мысли о существовании. “Мыслю, следовательно, существую” - не метафора, а онтологический и гносеологический принцип. Принцип, несколько зашифрованный, но XXI век его расшифрует и реализует. Только для ориентировки назову эти направления: “квалификационный анализ” в понимающей психологии и психоанализе (А.Тюков), “психосемантика” в когнитивной психологии (В.Петренко), “трансцендентальность смыслов”” в психологии личности (Д.Леонтьев), “историография субъективности” в возрастной психологии (В.Слободчиков, Г.Цукерман), психологическое обеспечение в педагогической и клинической психологии (А. Вербицкий, В.Лазарев, С.Ениколопов).

Я обозначил только магистральные направления - те, в развитии которых психология будет наиболее полно осознавать себя как научное (“знаниевое - во всем комплексе человекознания”) обеспечение практики образования человека - как часть новой науки педагогики [ 8 ].

4. В условиях существования глобальных коммуникационных сетей говорить о статистике ссылок практически невозможно. Мне представляется, что основные ссылки в психологии будут даваться на исследования тех авторов, которые осуществляют общеметодологическую и частнометодологическую работы. С другой стороны, несомненно возрастет объем ссылок на результаты эмпирических исследований, прежде всего со стороны общих и частных методологов психологии. В целом можно прогнозировать расширение работ, систематизирующих “Монблан психологических фактов”.

  1. Современные культурология и социология утверждают, что социум представляет собой взаимодействие сформировавшихся профессиональных сфер деятельности. Среди них для нашего обсуждения имеют значение такие, как религия, наука, философия, искусство. Как и все сферы они функционируют и развиваются относительно автономно. Психология в XX веке основательно прописалась в сфере науки [ 9 ]. Поэтому вопрос о сближении психологии, религии и искусства оказывается некорректным. Во взаимодействии сфер не правомерно говорить о расхождениях или сближениях. Необходимо говорить о кооперативном и коммуникативном взаимодействии представителей разных сфер в каждой отдельной сфере и формах их кооперации и коммуникации.

Что касается психологии, а точнее психологов, то им предстоит с достаточной определенностью понять в какой сфере они работают как эксперты ученые, обеспечивающие достоверными знаниями ту или иную практику: управление и политику, здравоохранение и физкультуру, производство и коммерцию и т.д. В качестве примера приведу ситуацию с психотерапией: психолог, работая в сфере здравоохранения, не становится врачом (терапевтом) - он обеспечивает лечение недугов психологическим знанием, а психотерапевт как лечащий врач не становится ученым психологом - он остается терапевтом, пользующимся психологическим знанием в своей лечебной практике врачевания душевных недугов. Взаимодействие психологов с другими профессионалами в целях развития сфер социума в целом уже есть, хотя и происходит с огромными трудностями, противоречиями, аномалиями. С моей точки зрения в преодолении таких трудностей и противоречий и состоит перспектива выхода психологии, а точнее, психологов из кризиса, который я бы назвал “кризисом жанра”: каждому из нас совершенно необходимо понять в какой сфере мы работаем, в каких социальных институтах этих сфер мы находимся и, вообще, психологами ли мы остаемся...?

  1. Поэтому клятвы нам, ученым никакой не нужно. Мы ее даем, заканчивая университет и получая квалификацию “психолог, преподаватель психологии” - квалификацию мастера. Эту клятву мы даем друг другу, образуя референтные группы и ассоциации. С клятвой быть и жить ученым мы умираем, если нам посчастливится не преступить ее. Что же касается ритуала вступления в цех науки, то он может быть самым разным, главное осмысленным для самой сферы науки. Но, что же это за смыслы, психологам и психологии еще предстоит определить и декларативно оформить. “Работа эта делается уже...” и есть некоторые надежды на развитие психологии как науки, конечно не классической, физикалистской, а новой - комплексной [8].

  2. Не бывает репрессированных идей и наук. Есть репрессированные мыслители и ученые. Уничтожая человека, можно уничтожить идею, но только на время. Остаются социальные обстоятельства, породившие человека, социальный институт, сообщество с их идеями. Нельзя уничтожить социальные обстоятельства, даже уничтожая ту или иную культуру (это к сожалению возможно). Рукописи горят, но бессмертными остаются идеи, сформулированные в этих рукописях и однажды публично высказанные, так как они пребывают в духе, а он, как это известно нам с давних пор, трансцендентален.

Что же касается педологии как науки о развитии ребенка от рождения до 18 лет и психотехники как инженерном и практическом искусстве воздействия на человека, то они как развивались так и будут развиваться в будущем. Мы должны надеяться лишь на то, что это развитие станет социально ответственным и мы с гордостью, невзирая на глупые ассоциации, вернем в психологию имена “психотехникки” и “педологии”.

8. Вставая на позицию пророка, я предлагаю свою интерпретацию исторического значения кризиса научной психологии. Полностью соглашаясь с общей характеристикой, данной кризису на нашем круглом столе и замечательно сформулированной еще 30 лет назад П.Я.Гальпериным, дав кризису название “открытого”, хочу выделить и подчеркнуть причину такой характеристики и продолжительности самого кризиса. С точки зрения школы, к которой я принадлежу как методолог, причиной многих кризисов современной науки лежат в онтологических категориальных основаниях (моими словами: “в исходных онтологиях”). Дело в том, что сущностные концепции опираются на монокатегориальные основания или на бинарные категориальные оппозиции. И те и другие остаются по сути натуралистическими, по своему происхождению, не способными преодолеть “ошибки всего предшествующего материализма.... не могущими взять предмет в формах конкретной практической, чувственной деятельности” (К.Маркс).

8. Вставая на позицию пророка, я предлагаю свою интерпретацию исторического значения кризиса научной психологии. Полностью соглашаясь с общей характеристикой, данной кризису на нашем круглом столе и замечательно сформулированной еще 30 лет назад П.Я.Гальпериным, дав кризису название “открытого”, хочу выделить и подчеркнуть причину такой характеристики и продолжительности самого кризиса. С точки зрения школы, к которой я принадлежу как методолог, причиной многих кризисов современной науки лежат в онтологических категориальных основаниях (моими словами: “в исходных онтологиях”). Дело в том, что сущностные концепции опираются на монокатегориальные основания или на бинарные категориальные оппозиции. И те и другие остаются по сути натуралистическими, по своему происхождению, не способными преодолеть “ошибки всего предшествующего материализма.... не могущими взять предмет в формах конкретной практической, чувственной деятельности” (К.Маркс).

Психология как и вся современная наука по преимуществу натуралистическая, не способная к собственной методологической рефлексии, а значит и не способная выйти из непрерывно продолжающегося кризиса “снежного кома” эмпирических фактов и фактиков при невозможности поставить вопросы о предметности как таковой о “первичных идеальных моделях”, продемонстрировала всему миру необходимость сделать шаг к антинатурализму.

С моей точки зрения психология обязательно выйдет из этого кризиса, приступив к построению теорий, основывающихся на “трехкатегориальных онтологиях”. Как общую методологическую идею, такое понимание существования заложил еще Р.Декарт, предложив категориальную интерпретацию схем евклидового пространства как пространства размерности и протяженности. В осуществлении этого шага, дающего пример всей сфере наки и заключается, с моей точки зрения, историческое значение психологического кризиса.

Я предлагаю собственную конструкцию категориального ядра новой психологии в целостной картезианской картине “пространства существования и развития человеческой души”, задающего предмет психологии в целом, как предмет комплексной науки и базовые предметы как разделы психологической науки. Привычные и знакомые нам категории личности, сознания и деятельности, вводятся как независимые и задающие отдельные базовые предметы в соответствующих теориях, а главное возвращающих “душу” в качестве действительности психологического изучения [ 6 ].

Рис. 2. Категориальное ядро новой психологии. Три базовых предмета новой психологии.

В психологии будущего, где душевное развитие каждого человека - история его жизни станет конкретной действительностью научного изучения, предметами станут: личность в развитии поступков, сознание в развитии рефлексии, деятельность в развитии события и событий.

 

Я позволяю себе перед Вами, моими коллегами, заявить, что именно в таких формах осознания себя как части современной комплексной антропологии психологическая наука преодолеет кризис XX века и станет психологией образования, как всеобщей общественной формы развития человека (В.В.Давыдов, 1986).

 

  1. Тюков А.А. Категориальные основания антропологии. - “Касталь”, Журнал Вопросы методологии, 1994, № 3-4

  2. Тюков А.А. Квалификационный анализ ценностных конфликтов - “Наука”, Психологический журнал, 1993, № 3

  3. Тюков А.А. Комплексная программа Минобразования России “Помощь”.. - Ред.изд. центр “Помощь”, Москва, 1995

  4. Тюков А.А. Коммуникация в межпрофессиональном взаимодействии. Удачная игра. -“Логос”, Альманах Кентавр, 1998, № 20

  5. Тюков А.А. Методологический принцип нового психологизма. - “Касталь”, Журнал Вопросы методологии, 1996, № 1-2

  6. Тюков А.А. Основы новой психологии. - Изд. КВШУ, Калининград, 1998

  7. Тюков А.А. О путях описания психологических механизмов рефлексии. - “Наука”, СО АН СССР, Сб.: Проблемы рефлексии. Современные комплексные исследования, Новосибирск, 1987

  8. Тюков А.А. Образование и дизайн: пространство взаимодействия. - Изд. ВНИИТЭ, Журнал Техническая эстетика, Москва, 1994, № 1

Тюков А.А. Фундаментальные законы образования человека. - Изд. “Эксперимент”, Рига, 1998.